Проект Irène: мир на ладони


Сколько раз вы слышали от того или иного дизайнера, что источником вдохновения для его коллекции стала архитектура? Думаю, ни раз. То, в какой интерпретации эту тематику представила основательница Irène Studio Мари Женон, можно смело назвать инновацией. Будучи в прошлом сценографом самых экстраординарных декоров, придуманных Карлом Лагерфельдом и реализованных Стефаном Любрином, Мари объединила опыт своей профессии и мастерство ювелиров из уважаемого парижского ателье Bermudes. Вместе они создали три дебютных драгоценных предмета, вошедших в первый акт коллекции высокого ювелирного искусства «Сценография», которая была вдохновлена известным во всем мире Grand Palais.

Почему именно это здание легло в основу броши, браслета-манжета и коктейльного кольца, спросите вы? Для этого нам надо отправиться в прошлое на восемь лет назад.



Вдохновение Irène Studio


«Отправной точкой для учреждения Irène Studio стал показ мод Карла Лагерфельда Осень-Зима прет-а-порте 2012 года и его кварцевый декор в Grand Palais. Проект постепенно приходил ко мне в течение восьми лет, которые я работал над модными показами и дизайном моделей, уровень точности и детализации которых становился все более утонченным, а методы - более четкими. Работа с металлом, которая стала частью процесса создания макетов, позволила мне достичь ювелирной точности в предыдущей профессии и стала катализатором для прохождения курсов в Высшей школе ювелирных изделий в Париже. Я хотела отточить свои технические навыки и воплотить идеи в жизнь, используя благородные материалы».

Можно сказать, что бренд родился тогда, когда бумаги Мари уже не хватало, и она решила последовать своему сердцу: рассказать историю, в которой истинное повествование сосредоточено на драгоценных камнях и пропущено через призму ее многолетней работы с одним из самых талантливых модельеров 20 века.




Открывающееся кольцо Irène Studio 'Glass Roof' из коллекции «Сценография»

Первой частью коллекции «Сценография» стала ювелирная интерпретация стеклянной крыши Grand Palais, олицетворяющей всю страсть, смелость и творческий импульс начала прошлого столетия в Париже. В трех украшениях она была представлена по-разному: в кольце - в виде уменьшенной в тысячи раз модели (1:5000), а в манжете и броши - в виде архитектурного чертежа. Так, Мари заново изобрела большой дворец из белого золота, бриллиантов, горного хрусталя, бесцветных сапфиров, аквамаринов и изумрудов.



Несущий «каркас» браслета навеян строительными лесами, запечатленными на фотографиях при возведении дворца в 1898 году, по которым струятся потоки воды – обратите внимание, аквамариновые кабошоны движутся по золотым «рельсам» и издают мягкий звук, напоминающий дождь - и спускаются лианы. Венчающим же элементом на браслете стала четырехугольная звезда – это очертания центрального купола Grand Palais, воплощенного в белом золоте и покрытого мозаикой из вырезанных вручную частиц горного хрусталя.




Креативный процесс Irène Studio


Кстати, самое интересное на манжете и броши вы увидите не снаружи, а на тыльной стороне украшений. Если присмотреться, через горный хрусталь просвечивается невероятно детализированный чертеж купола в виде тончайшей золотой сетки. Она и стала настоящей инновацией: техники для такой тонкой работы в принципе не существовало в ювелирном искусстве, она была позаимствована из сценографии по идее Мари. На ее воплощение ушло несколько месяцев, но после многочисленных проб и ошибок мастера ателье Bermudes добились желаемого результата.



Вторым по сложности стало открывающееся кольцо, ведь над реалистичным объемным куполом резчику по камню пришлось изрядно попотеть. Горный хрусталь по природе довольно хрупкий, поэтому вырезать и закрепить в золотом каркасе более 30 элементов размером в пару миллиметров было невероятно сложно. Детали ломались в процессе работы, и их приходилось вырезать заново. Но стремление к совершенству не остановило ни Мари, ни ювелиров, и в результате кто-то сможет побаловать себя настоящим шедевром музейного уровня. Последнее из трех украшений, пожалуй, самое лаконичное – это брошь с бриллиантом 1.0 карата в центре, ставшая данью уважения Карлу Лагерфельду, который имел привычку носить на галстуке броши.




Мари доверяет исключительно алмазам из Антверпена, сертифицированным GIA и соответствующим критериям Kimberley Process


Итак, я рассказала вам многое про коллекцию «Сценография», а теперь хочу добавить пару сов и про ее создательницу. Мари Женон родилась в Бельгии, поэтому доверяет исключительно алмазам из Антверпена, сертифицированным GIA и соответствующим критериям Kimberley Process. Проект Irène получился для Мари очень личным и отображающим ее взгляд на этот мир, что ярко отражено в его названии: Мари дала ему свое второе имя, совпадающее с именем ее бабушки-художницы. Принцип работы Irene заключается в тщательности проработки каждого этапа производства, а также насыщенности собственными эмоциями и впечатлениями от увиденного. Так, Мари Женон сделала сценой весь мир, а первым актом – Grand Palais, макет которого в подарок получат три будущих обладателя ее украшений.



Послать запрос по упомянутым украшениям.

*ИМЯ
required
*СТРАНА
required
ТЕЛЕФОН