Ninotchka: наши вещи говорят о нас больше, чем мы сами можем о себе сказать


Какое оно - легкое, ироничное, запоминающееся слово, которое ассоциировалось бы с Россией? Для Евгения Глаголева и Тимура Ибрагимова - творческого дуэта ювелиров из Москвы – это название их компании "Ninotchka" ("Ниночка"). Возможно, вы смотрели одноименный фильм Эрнста Любича с Гретой Гарбо в главной роли? Именно о нем вспомнила известная кинодива, клиент, а также муза и друг основателей компании Рената Литвинова, предложив ювелирам-киноманам назвать свой бренд именем главной героини Ниночки. Так, шесть лет назад в 2014 году на ювелирном небосклоне засверкала новая звезда под названием Ninotсhka.

Я уверена, что информация об этой компании у вас или обрывочная, или совсем отсутствует. Для этого есть несколько причин. "Мы не говорили о себе, потому что нам была важна наша собственная свобода, наша приватность и независимость. Мы делали свою работу, а сейчас мы решили заговорить, потому что пришло время, так нужно для сценария, так мы видим наше развитие. Есть множество примеров, доказывающих, что открытость вовсе не обязательна. Та же Грета Гарбо была очень известна, но предпочитала выходить из дома в очках и общаться с узким кругом людей", - делится со мной Тимур. А Евгений продолжает его мысль: "Она утверждала, что роли говорят лучше нее. В этом смысле наши вещи должны говорить о нас больше, чем мы можем сами о себе сказать".



Молодые люди хоть и не искали огласки, но и не закрывались от мира полностью. Да, высокое ювелирное искусство их уровня не должно быть общедоступным. Тем не менее, если сокровища прятать от всего мира, как достойные владельцы откроют для себя эти предметы музейного уровня? Тимур и Евгений прекрасно это понимают, поэтому, получив приглашение от ювелирного историка Вивьен Беккер принять участие в женевской выставке GemGenève, они с радостью согласились и вошли в десятку приватных ювелиров из разных стран мира, которые наконец-то представили свое творчество широкой публике.




Серьги Ninotchka "Плющ" с изумрудами, желтыми и бесцветными бриллиантами


Именно на GemGenève я впервые увидела драгоценности Ninotchka своими глазами и поняла, что российское высокое ювелирное искусство может дать фору любому французскому предмету Haute Joaillerie. Все украшения молодые люди производят в России, передавая свой перфекционизм мастерам, которые своими руками делают резьбу по дереву, гранят камни и создают оправу из золота, серебра и даже стали. Интересно, что для создания своих эксцентричных (а по словам одной клиентки и "порочных" украшений), молодые люди зачастую обращаются к мастерам направлений, не имеющих отношения к ювелирному искусству. Например, помощь строителей космических аппаратов потребовалась при создании браслетов, о которых я расскажу чуть позже. Необходимость в этом была продиктована безграничным воображением молодых людей и потоком зачастую очень нестандартных идей.



Кстати, идеи для новых украшений у ребят формируются совершенно по-разному. "Однажды мы купили миниатюру — портрет Марии Антуанетты, который написала любимая художница французской королевы Мария Виже Лебран. После драматичной смерти Марии Антуанетты художница покинула Францию и начала работать в России. Вдохновившись этой историей, Евгений провел пальцем по шее линию колье и сказал, что вот здесь нужно подвесить рубиновые капли", - рассказывает Тимур о создании колье "Гильотина" с рубинами. Конечно, в случае с более сложными украшениями сначала требуется сделать эскиз или предварительный слепок самого изделия, а иногда достаточно разложить камни, чтобы увидеть украшение.




Шкатулка Ninotchka из резного окаменелого дерева и позолоченного серебра с грибами из сердолика и агатовой улиткой


Удивительно, но некоторые драгоценности Ninotchka приходят из… сказок! Тимур пишет их с подросткового возраста, чтобы отвлечься от повседневной суеты, но иногда они становятся неожиданным источником вдохновения для ювелирных предметов. "Наш браслет с окаменелым деревом и бриллиантовым цветком — это воспоминания из детства, когда солнце светит яркое, а ты бежишь вдоль домика в деревне и палочкой стучишь по забору во вьюнках. Сейчас эти детские воспоминания становятся сказками для нас взрослых".



Кстати, раз мы заговорили об этом браслете, подумайте, как часто вы встречаете в драгоценных украшениях окаменелое дерево? Или другие нестандартные ювелирные материалы, как, например, кобальтовое стекло или негранёные драгоценные камни? Лично я стекло у Ninotchka увидела впервые, а другие два композита – считанные разы и лишь у самых творческих ювелиров, поэтому предлагаю поподробнее остановиться на чокере с уральскими аметистами, цветными бриллиантами и вставками из кобальтового стекла. Думаю, вы понимаете, что это далеко не самый крепкий и поэтому рискованный материал, что не остановило Тимура и Евгения, уже не раз расширявших творческие границы ювелирного искусства.




Парные браслеты Ninotchka из титана, золота и серебра, украшенные витражной эмалью, современной ручной резьбой по старинному кобальтовому стеклу, 400 русскими негретыми гранатами-демантоидами, 2 портретными бриллиантами с секретным посланием. Фото: Саймон Мартнер

"На создание этого предмета нас вдохновила последняя незавершенная работа Карла Фаберже — пасхальное яйцо из синего стекла с выгравированным изображением созвездия Льва. Для чокера мы нашли антикварное кобальтовое стекло, которое, в отличие от современного, идеально подходило по оттенку и фактуре. Если его поставить у лампы, то комната погрузится в синий кляйновский цвет со слайдами звёздного неба, - рассказывает Евгений. - Когда колье было закончено, мы поняли, что совершенно невозможно просто отдать его клиенту, ведь человек покупает не только украшение, но и ощущения. Этот момент самый трепетный и ценный!"



В гостиной лондонской квартиры клиентки стоял старинный русский ампирный столик. Ювелиры поставили на него коробку, дали заказчице наушники, а напротив поместили планшет. "Она открыла коробку, и начался видео звонок: на экране появился хор из Москвы. Это был онлайн концерт для одного слушателя. Она была в полном восторге, и мы тоже. Сейчас, к сожалению, онлайн концертом уже не удивишь, а тогда это было что-то за рамками обыденного", - делится Евгений.




Кольцо Ninotchka из золота с русскими александритами общим весом более 14ct и бриллиантами круглой и багетной огранки. Фото: Изабелла Антонио


На чокере клиентка не остановилась, и за ним последовал заказ парных браслетов из титана, созданных по мотивам старинных русских костюмов. "Раньше такие манжеты богато украшали драгоценными камнями и надевали на запястья – места, открытые для чужого взгляда. Чтобы добиться точности титанового каркаса, мы обращались на завод по производству деталей для космических аппаратов, чтобы нарезать стекла – к огранщикам алмазов, потому что углы должны были совпадать до микромиллиметров. На самих стеклах вручную выгравированы васильки, а золотые обручи, соприкасающиеся с кожей, с обеих сторон украшены уральскими демантоидами. Но самое интересное это то, что на портретные бриллианты в замках нанесена особая "исчезающая" гравировка. Когда клиентка надела браслеты, мы попросили ее подышать на бриллианты, она выдохнула…и появилось слово, а через пару секунд исчезло". Какую именно надпись увидела клиентка — это секрет.



Думаю, сейчас вам уже не терпится узнать что-то из биографии этих ювелирных гениев, которые, кстати, совершенно по-разному пришли в ювелирное искусство. Бабушка Евгения была геологом и с детства прививала ему интерес к камням: "Она раскладывала передо мной найденные в научных экспедициях образцы минералов, а я должен был расставить их по шкале Мооса. Далеко не все из них были прекрасными и яркими, поэтому однажды я достал краски, добавил им "красоты" и закрепил в пластилиновые оправы. Моего восторга никто не разделил, но это не остановило меня в желании стать ювелиром". В сознательном же возрасте Евгений несколько лет проработал в журналистике перед тем, как перешел в Гохран России, где и по сей день заниматься взаимодействием с общественностью и участвует в выставочной деятельности.



Тимур же с самого детства хотел быть актером, дизайнером или писателем. Переехав из Дагестана в Петербург, а потом и в Москву, он работал и в журналистике, и на телевидении. В 2011 году во время работы в журнале о драгоценностях J&W, Тимур познакомился со своим единомышленником и сооснователем Ninotchka, который вспоминает: "Я уходил из J&W в отдел культуры русского Vogue, а Тимур как раз устраивался на работу. Мы продолжили общаться, стали сотрудничать, не упускали важные ювелирные мероприятия и просто "жили" в музеях". Тимур все больше погружался в мир драгоценностей и в итоге отправился в Париж осваивать азы ювелирного дела. "Я хотел работать в каком-нибудь Доме на Вандомской площади с большой историей, и на встрече с ведущим мастером одного из них я получил совет сохранить свой стиль и оттачивать его. Тогда я сделал упор на самообразовании, и мне посчастливилось брать частные уроки у больших мастеров". Квартира в Париже, где он жил, выходила окнами на музей Орсе, и он проводил все дни в музеях, антикварных магазинах и обучающих классах.




Евгений Глаголев и Тимур Ибрагимов. Фото: Чарльз Томпсон


Вернувшись через год в Москву, вдохновленный идеями Тимур и его не менее воодушевленный единомышленник Евгений, положили начало совместному творчеству. Они смело стали создавать свои первые работы вместе, чему способствовали взаимопонимание и схожесть вкусов. А возможно, свою судьбоносную роль в этом сыграли три дня разницы в их датах рождения?


Послать запрос по упомянутым украшениям.

*ИМЯ
required
*СТРАНА
required
ТЕЛЕФОН

Читайте также