Constantin Wild и его мир чарующих драгоценных камней


При покупке ювелирных изделий мы редко задумываемся над тем, кто огранил драгоценные камни, инкрустирующие их. Да, правила огранки разных типов самоцветов похожи, однако именно рука мастера помогает им проявить свой характер и индивидуальность, засверкать каким-то своим особым блеском. Это мнение со мной разделяет Константин Вильд, известный огранщик драгоценных камней из Идар-Оберштайн, с которым я познакомилась на выставке Baselworld. История его семьи показалась мне невероятно интересной, ведь в камнерезном деле она насчитывает уже более 450 лет.

Фамилия Вильд — одна из самых распространенных в немецком городе Идар-Оберштайн. Изначально она принадлежала нескольким торговцам камнями и огранщикам, которые, вероятно, были одними из самых первых мастеров камнерезного дела в немецком городе — на их фамильном гербе значится 1557 год. 


Историю семьи Константина можно отследить вплоть до рождения его прадедушки Иоганна Николь Вильда в 1673 году. Начало семьи положила классическая история: огранщик камней женился на дочери коллеги. Их сын Иоганн, рожденный в 1711 году, обучился ювелирному делу. Известный как ‘Alter Gehännes’, он стал одним из четырех мастеров, основавших местную гильдию ювелиров. У сына Иоганна, которого звали Gehännese Carl, была дочь Анна Ева, овдовевшая в 28 лет. Позже она влюбилась в молодого ювелира Иоганна Карла Верле, потомка семьи из Стразбурга, и родила от него сына Иоганна Карла Вильда в 1820 году, который и является прадедушкой Константина. 




В 1845-1846 гг. Иоганн Карл совершил удивительное путешествие в Санкт-Петербург, который в то время являлся центром ювелирного ремесла. После возвращения из долгого путешествия он получил прозвище «Russ-Carl», которое ему совершенно не понравилось. Тогда он заглянул в приходские книги, пересчитал количество предков, носивших имя Иоганн или Иоганнес с 1557 года, и взял себе имя Иоганн Карл Вильд IX (Johann Carl Wild IX). Успешно руководя собственным ювелирным бизнесом, Иоганн Карл Вильд IX занялся драгоценными камнями огранкой и в 1847 году основал собственную мануфактуру, которой сейчас и руководит Константин. 


Мне кажется, что самые красивые и редкие неогранёные минералы нашей планеты неизменно попадают к Константину Вильду. В Базеле я увидела уникальный сапфир с насыщенным оранжевым оттенком, сочный гранат-родолит внушительного размера, обворожительный императорский топаз и турмалин «Параиба». Меня больше всего поразило даже не то, что у Константина можно найти самые редкие камни, а то, что у него они находятся в большом количестве. Об этом Константин лично заботится, регулярно посещая месторождения драгоценных камней в Африке, России, Шри-Ланке и многих других странах. Кстати, я узнала, что он одним из первых вернулся на уральское месторождение гранатов-демантоидов, где до российской революции добывали «камень царей». Сейчас он является одним из самых востребованных камней, отчасти благодаря Константину, который стал с ним работать с конца 80-х годов.





Константина Вильда вы можете встретить на выставке в Тусоне, Гонконге, Базеле или в его святая святых в Идар-Оберштайн. Там во вращающейся витрине взору избранных клиентов может открыться удивительная шпинель лучистого, глубокого карминно-красного цвета, оранжевый гранат с апельсиновым оттенком или императорский топаз. У Константина драгоценные камни находятся на авансцене, и выход каждого «актера» обставлен со вкусом и вниманием к деталям.


«Невзрачные на первый взгляд минералы могут скрывать в себе удивительные цвета с множеством разнообразных оттенков. Вид, цвет, огранка придают им особую индивидуальность: темпераментный или спокойный, простой или элегантный, чувственный и радостный, бросающийся в глаза или неприметный – совсем как люди, которые эти камни носят», — говорит Константин.



Мастер камнерезного дела называет свое ателье в Ибер-Оберштайне «сокровищницей», и мне это название кажется очень даже подходящим. Ее содержимое обновляется чуть ли не ежедневно, ведь за редкими экземплярами сапфиров, турмалинов, топазов, бериллов и прочих самоцветов к Константину приезжают желающие приобрести уникальные экземпляры со всех стран мира. 


Покидая его сокровищницу, самоцветы должны отвечать огромному количеству требований: мягкое сияние, искры света, идеальные грани… совершенство! И в Базеле я убедилась, что истинные мастера своего дела знают, как его достичь.




Вам также может понравиться