Потерянные сокровища: блистательная эпоха махараджей. Патиала


Индийская королевская семья и ювелирные изделия - это синонимичные понятия. Обильно украшали себя не только женщины, но и мужчины - драгоценности были способом установления структуры и иерархии в доме. Многие королевские семьи имели свои собственные династии ювелиров, что не мешало им обращать внимание и на лучшие европейские ювелирные бренды. К сожалению, «бои» на политической карте мира способствовали рассеиванию ценных артефактов во времени и пространстве, лишь немногим удалость сохранить былое величие и сияние. Приглашаю взглянуть на исторические драгоценности, информация о которых дошла до наших дней.

Начнем с драгоценностей самого большого и развитого региона Индии – Патиалы. В 1925 году 25-летний Махараджа Бхупиндер Сингх прибыл в Париж, собой он привез множество шкатулок с драгоценными камнями - алмазами, изумрудами, сапфирами, жемчугом и рубинами наивысшего качества. Основная цель его визита была политической, но также он на собственном опыте решил удостовериться в мастерстве ювелиров Cartier. В 1925 году бренд принял участие в Международной выставке современных декоративных и промышленных искусств в Париже, где его экспозиция была одной из центральных, а среди индийских правителей Cartier успел себя зарекомендовать благодаря заказу, выполненному для Махараджи Наванагара Дидживиярсиджи. Пробное церемониальное колье «всего лишь» на 350 каратов бриллиантов так восхитило заказчика, что он стал постоянным клиентом Cartier.  Так в 1937 году он попросил установить «Тигровый глаз» - бриллиант необычного коньячного цвета – в украшение для тюрбана в стиле ар-деко. Также Махараджа передал ювелирам 116 семейных рубинов общим весом более 170 каратов родом из Бирмы. Правда, созданное ювелирным домом колье вовсе не долго находилось у Махараджи – уже в начале 1950-ых годов оно было возвращено ювелирам Cartier с целью монетизации.



Но вернемся на просторы Патиалы. Чтобы при выполнении заказа не ограничивать ювелиров в драгоценных материалах, Махараджа предоставил Cartier 4000 экземпляров драгоценных камней: самые крупные из них стали частью колье, а поменьше – ушли в счет оплаты работы. В итоге через три года Махараджа Бхупиндер Сингх получил ожерелье с 2,930 бриллиантами общим весом около 1,000 каратов, в том числе желтый бриллиант De Beers, вес которого составил 234.65 карата в финальной оправе.



К сожалению, с окончанием эпохи махараджей растворились и следы этого ожерелья вплоть до 1998 года, когда украшение было обнаружено в Лондоне в крайне поврежденном состоянии: самые крупные камни, включая центральный драгоценный алмаз, исчезли. От первоначального колье остались лишь пять длинных цепочек из платины, инкрустированных бриллиантами. Это ожерелье является самым внушительным изделием из всех когда-либо созданных Cartier, поэтому мастера ювелирного дома отреставрировали его, заменив утраченные камни более дешевыми аналогами.




Рубиновое колье в стиле ар-деко, созданное Cartier для Махарани Ягоды Деви, одной из жен Махараджи Бхупиндера Сингха, в 1931 году

В 1928 году махараджа Бхупиндер Сингх постучал уже в двери дома 26 на Вандомской площади. Ален Бушерон так вспоминает об этом визите: «Яркий Махараджа... прибыл в Boucheron в 1928 году в сопровождении свиты из 40 слуг в розовых тюрбанах, 20 девушек-танцовщиц и, что самое важное, с шестью шкатулками, наполненными 7571 бриллиантами, 1432 изумрудами, сапфирами, рубинами и жемчужинами несравненной красоты». Из всего этого разнообразия минералов ювелирам Boucheron предстояло создать драгоценный комплект из 149 ювелирных изделий.  Этот заказ и по сей день остается самым крупным и поразительным из всех, когда-либо размещенных на Вандомской площади. К сожалению, следы украшений также теряются в музеях, частых коллекциях и неизвестных направлениях, но благодаря грандиозности заказа и щепетильности ведения архива Boucheron у нас есть возможность любоваться их эскизами и историческими фотографиями.



Махараджа Бхупиндер Сингх не раз прибегал к помощи Cartier – первая работа стала его любимой. Но я хочу особо остановиться на заказе, размещенном в начале 1930-х: на этот раз ювелирам на выбор были предоставлены рубины, жемчуг и бриллианты, которые должны были превратиться в колье для Махарани Ягоде Деви – одной из жен Махараджи. Все в том же историческом контексте с потерей власти королевской семьи было утеряно и это колье, а его часть была обнаружена позже на одном из аукционов в Европе в виде браслета. Находка оказалась верхним ярусом колье – чокером, - который был воссоздан мастерами Cartier.


Нужно признать, что это сотрудничество обогатило эстетику Cartier не меньше, чем европейский дизайн и техники - украшения индийских махараджей. Резные изумруды, сапфиры и рубины, найденные в путешествии по Индии в 1911 году и шкатулках махараджи Бхупиндера Сингха, вдохновили Жака Картье на смелую их комбинацию, получившую позже название «Tutti Frutti». Кроме того, он с удивлением для себя обнаружил, что мужчины интересуются драгоценностями не меньше, чем женщины, при этом имея больше возможностей, что, конечно же, отразилось на ассортименте Cartier. Сменяются эпохи и правители, а украшения до сих пор рассказывают о былом величии своих владельцев.


Послать запрос по упомянутым украшениям.

*ИМЯ
required
*СТРАНА
required
ТЕЛЕФОН

Читайте также